Биография

Мария Грановская

Мария родилась 20 апреля 1977 года. В 2001 году закончила МАРХИ. В 2006 состоялась ее первая закрытая персональная художественная выставка.

 

Разнообразный, яркий, парадоксальный мир живописи Марии Грановской открывается сразу,   с первого взгляда увлекая и поражая темпераментом, насыщенностью цветом, мощными линейными решениями, экспрессией.

 

Знание и понимание мировой культуры, умение вычленить близкое, пропустить через линзу авторского восприятия. Честность и прямота взгляда. Свежесть, некоторая, скорее мнимая, эскизность. 

 

В живописи Марии Грановской царит цвет, сильный, сложный, полнозвучный, я бы сказала - искренний. Колористическая точность ухваченных состояний и впечатлений в пейзажах и натюрмортах Грановской роднит ее с импрессионистами.

 

Если задуматься, впечатлительность - детская черта, чудом сохранившаяся в некоторых взрослых. Такая связь между детством и способом получения/отражения впечатлений, на мой взгляд, очень важна для понимания творческого метода Грановской. Прямотой, открытостью и непосредственностью восприятия, видимо, можно объяснить тот интересный эффект, который можно наблюдать именно в живописи художницы. Так, в пейзажах "Гроза", "Поле" и некоторых других работах мир открывается наблюдателю таким, каким его увидел бы маленький ребенок: ярким, чрезвычайно щедрым на краски, с фокусировкой на неожиданных деталях. Завышенная линия горизонта на ее полотнах сродни зрительной памяти детства: глаза находятся всего-то в метре над землей, поэтому ближний план - цветы и травы -  застит деревья, дали, облака. В картинах художницы остро ощущается то,  что один из друзей и поклонников творчества Грановской назвал "застенчивым ожиданием чуда.

 

Призрак детства - ощерившийся белыми и черными клавишами оскал фортепиано в одноименном натюрморте, - присматривает за атрибутами взрослости: парой бокалов, фруктами в роли закуски, цветами в роли подарка. Очень показательна в этом смысле работа "Времена года": смазка цвета, круговерть ощущений, карнавал переживаний - сродни взгляду, брошенному с карусели. В серии работ с животными художница словно бы мифологизирует Корову, Кота, миловидных, с длиннющими ресницами, Лошадей, большеглазых Рыб, одушевляет, придавая им черты то ли сказочных персонажей, то ли  языческих божеств. "Звериная" серия отмечена особой декоративностью, восходящей к наивному искусству, примитивизму, а через него - к народному творчеству, лубку; здесь легко вспомнить Руссо, Шагала, Пиросмани.

 

В некоторых живописных работах Грановской, особенно в сценках с персонажами "Комедии дель арте", можно заметить еще одну интересную закономерность. Пространство словно бы тесновато ее героям. Пьеро нелепо подгибает безвольные ножки поэта и слабака. Герои-любовники в запале страстной жестикуляции раскидывают конечности по яркому пространству, а головами упираются в небо - в край картины. Взрослая и рослая "Кукла" на детских качелях (с  трубкой в тонкой руке!) вынуждена высоко подобрать не умещающиеся коленки - так детство хочет и не может выскочить за рамки взрослости.

 

Если в живописи Грановская спокойна и созерцательна, словно цвет смягчает некоторую подростковую жесткость и настороженность авторского взгляда, то в графике ее рвут страсти. Болезненно-ломкая, гротескная, полная эмоций графика в лучших своих образцах восходит к немецкому и австрийскому экспрессионизму, к самому Эгону Шиле с его предельной обнаженностью образа. Черно-белая, с уверенной, чуть нервной  линией и  незначительными вкраплениями цвета, графика как бы обнажает струны эмоций, душевных перипетий, интересных и важных для автора. Люди, пары, танец-драка, драка-объятие, линии-прикосновения, линия-объятие.… В графике Грановской очень ценно биение бытия, то напряжение, которое автору удается поймать и запечатлеть, та жизнь чувств, которую так сложно, почти невозможно,  выразить словами…

 

Художница достаточно молода, поэтому у зрителей есть счастливая возможность наблюдать и изучать яркий изменчивый мир ее творчества в развитии. Работы Грановской не только обладают несомненными изобразительными достоинствами, они еще и наделены способностью  аккумулировать энергию, излучать ионы радости. Может, именно поэтому они так хорошо "живут и работают" в интерьере.

 

Мы не знаем, "о чем" будет следующий корпус работ Марии Грановской, как изменится круг ее тем, что будет волновать автора в следующие несколько лет. Важно, что у Грановской есть творческая  константа - независимость,  жадный и жаркий взгляд художника, собственный изобразительный язык.